Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Март 13, 2011. Мир и мы в этом мире.

Мама (83 года, родилась в Центральной Украине, где живет и сейчас) рассказівает:

"Все-таки интересная штука жизнь! Когда я была маленькая, я думала, что мир состоит из нашего села и односельчан, конторы правления колхоза в центре села и самого колхоза, магазина около правления, толоки, т.е. площадки, где по воскресеньям собиралась молодежь, речки, которая протекала внизу за огородами, и полей вокруг села. Какая была жизнь в те времена в селе? Рабская работа с рассвета до заката в поле или на ферме, а потом дома по хозяйству. Серая, жутко бедная и безрадостная.

Однажды в село на Первое мая приехала автолавка,  отец повел меня к ней и там купил мне стакан газировки с сиропом. Какая она была сказочно вкусная! Я даже не могла представить, что бівает  что-то вкуснее этого напитка, таким божественно вкусным он для меня был, тягучий, сладкий, ароматный, ярко желтый и с золотистыми бульбашками; я до сих пор помню потрясение от его вкуса и ничего вкуснее в своей жизни я больше не ела.

Я подрастала, начала ходить в школу и со временем поняла, что где-то далеко есть еще загадочная Москва, она для меня была центром мира, в котором мы жили. Потом была война, немцы, голод, разруха. После войны я поехала учиться в ту самую Москву и узнала, что мир значительно больше, чем я себе представляла, что есть другие города и страны и люди тоже живут в тех далеких городах и странах.

Жизнь после войны была тяжелой, я вышла замуж, родились дети; мы много работали и нам было не до отпусков и поездок по стране. Только когда мы более-менее обжились, начали ездить отдыхать; ездили в Коблево под Одессой, однажды поехали в Крым, а потом уже и на Кавказ; любили мы отдых на Кавказе, там нам было хорошо, интересно, очень красивые места там.

И вот сейчас, наши дни. Я смотрю по телевизору передачи про дальние страны, передачи о природе в разных уголках земли, о городах, слушаю рассказы о людях, живущих в этих странах и городах. И вижу, что все люди на нашей планете одинаковы! Все переживают одинаковые жизненные ситуации: любовь-ненависть, брак-развод, семья, дети, учеба, работа, стремление к хорошей жизни и - деньги-деньги-деньги. А еще во всех странах одни и те же проблемы: стремление к власти, экономика, урожай, дожди или засуха, наводнения, аварии, катастрофы, землетрясения и т.д. и т.д. Нет людям покоя нигде.

И я поняла, что мир тесен и все люди на Земле - одна большая семья, а наша планета – один большой дом для этой семьи.""

Вот так рассуждала моя мама о жизни на земле...



p.s.: Мамы нет уже четыре года, а я с большой любовью к ней вспоминаю, что она иногда рассказывала о своей прошлой жизни...

Непал. Продолжение.

В Непале проживает около 23 млн. человек. Население Непала представляет собой смесь самых разных этнических групп, которых насчитывается около 60. Все эти группы отличаются языком, культурой, традициями, семейными устоями. Непальцы похожи и на индусов и на китайцев. Лица открыты, приветливы, улыбчивы.

В Непале, как и в Индии, население делится на четыре касты: учителя, военные, бизнесмены и низшая каста, чернорабочие. Чисто теоретически касты будто бы отменили, но в жизни они как были, так и остались. Проги, наш гид, принадлежит к высшей касте. Начали расспрашивать его о кастах подробнее, и он рассказал свою жизненную историю, как пример кастовости в Непале.

Папа у него учитель, богатый, и очень строгий. Папа с мамой поженились, когда папе было 10 лет, а маме на пару лет больше. Кроме Проги, в семье еще двое сыновей; один в настояний момент учится в колледже в Катманду, другой в Британии. В Непале такой порядок: наследство делится между сыновьями, дочкам ничего из наследства не дается. Поэтому то, у кого в семье одни дочери, самый несчастный человек на свете. Одно спасение для девочки и ее семьи, если кто-то возьмет ее в жены.

Когда Прогги повзрослел, он начал хаживать на дискотеку. Однажды Collapse )

На фото:
невеста в красном сари; она счастлива, что жених пришел и она вышла замуж; она выходит из храма, где состоялось ее  бракосочетание, а ее  жених, вернее, уже муж, застеснялся и удрал от моего фотоаппарата; 

часовня около храма, где жених и невеста ставят свечи в честь своей свадьбы. Около храма мы видели много невест, примерно десять, ожидающих своих женихов,  видно было, что сидят там они уже давно и сильно переживают, что женихи вообще не явятся...

      

Рассказ бабушки о Великой Отечественной Войне


Я всегда любила читать воспоминания.  А теперь благодаря
интернету сама приобщилась к такому роду письма.  К Дню  Победы вспомнила еще одну интересную историю, рассказанную моей  родственницей (бабушка моей невестки).  Зовут ее, т.е. бабушку,  Мария.

 

В 1941 году ей было 15 лет, жила она в Киеве. Когда фашисты оккупировали Украину, начали они вывозить народ из городов и сел Украины в Германию, на работу. И моя родственница попала в число тех, кого отправили на чужую землю. Плакала она, боялась, не хотела ехать, но там не спрашивали, хочешь или нет, загнали насильно в товарные вагоны и повезли.

 

В Германии отдали ее на работу в сельскую семью. Село было как село, только жила она теперь в изгнанье и на чужбине и село было немецкое, и были вокруг немцы, враги, полчища которых убивали наших, жгли и топтали  ее родную землю.  

Немцы, к которым отдали в рабство девушку, оказались нормальными людьми.  Трудилась Мария с другими украинскими девушками по хозяйству от зари до зари. Рассказывала, что работали на ферме все: и хозяин, и хозяйка, и их дети и, конечно же, привезенные из Украины девушки;  ухаживали за скотиной, чистили, мыли, стирали, садили-собирали урожай. Трудно было, одиноко, работали тяжело, но выхода не было, нужно было мириться и жить. Хозяева относились к нашим девушкам нормально, не били, не угнетали, не издевались; сами не шиковали и кушать им давали примерно то же, что и сами ели. Времена были тяжелые.

 

Однажды Мария провинилась, сделала  что-то не так, как велел хозяин. Хозяин разозлился и в сердцах ее ударил. А девушка в ответ рассердилась на него и решила, что не будет больше там оставаться, убежит. Выбрала момент и удрала. К тому времени она уже разговаривала по-немецки более-менее сносно. Решила она добираться домой, но идти–то нужно было по Германии; определила  себе направление на восток и пошла; шла она вслепую, совершенно не зная дороги,  днем пряталась в лесу или в камышах, а ночью шла по незнакомым дорогам.

Шла, пока был запас еды. Когда еда закончилась, подошла она однажды в сумерках к одному дому на околице села, постучала в калитку. Вышла женщина. Девушка попросила дать ей  покушать. Хозяйка вынесла ей кусок хлеба и говорит: «Я вижу, ты не немка; уходи отсюда поскорее, муж увидит тебя – сдаст полиции». Ушла Мария. Но, конечно же, в скорости она попалась. Забрали ее в полицию, а там быстро решили: что с ней возиться, отправим ее в концлагерь, чтобы не шаталась по Германии. Тут наша подруга поняла, что пропадет, и начала проситься  отправить ее обратно в ту семью, где работала до побега. Упросила полицаев связаться с ее хозяином. Хозяин приехал и забрал ее назад, к себе. После этого случая Мария больше не удирала, а хозяин ее никогда  больше не наказывал.

 

Так прожила и проработала она в той семье до прихода советских войск в Германию. Когда наши войска вошли в Германию, все эти насильно вывезенные фашистами люди были объявлены врагами народа. Были созданы специальные лагеря, куда этих несчастных начали свозить.  Мария была девушка смекалистая и не стала дожидаться, когда и ее заберут в такой лагерь, и удрала с фермы. Товарными составами, на крышах вагонов, под вагонами, как могла, добиралась она до Киева.

Добравшись домой, поступила Мария в техникум, закончила его, начала работать. Трудилась на нескольких работах,  чтобы заработать себе и своей семье нормальные  условия для жизни. Великая труженица была она, честная, порядочная женщина. А те девушки, кстати сказать, с которыми она работала у немцев, и которые попали в лагеря в советской зоне, были отправлены этапами на Донбасс и сосланы на самыя тяжелые работы в шахтах вместе с ЗЕКами.

 

Прошли годы, все восстановилось в стране, и жизнь наладилась. Но вскоре сама страна развалилась. Украина стала независимой. Германия начала выплачивать остербайтерам времен ВОВ компенсации. Наша родственница вспомнила, что она тоже работала в Германии и что компенсация ей тоже полагается. Но когда она пошла в соответствующие службы с заявлением, оказалось, что нет документального подтверждения того, что она жила и работала в Германии, она ведь в 1945г. сбежала оттуда и  справок о своем пребывании там не получала.

 

Тогда бабушка (бабушка, конечно, ибо ей уже 83 года) села, подумала и написала письмо, как смогла, на немецком языке, тем людям, у которых она жила и работала, с просьбой подтвердить ее проживание и работу в их семье в годы войны; вспомнила адрес, имя хозяина и хозяйки, написала имена на конверте по памяти по-немецки и отправила это письмо в Германию.

 

И что вы думаете? Письмо дошло! Дети тех хозяев оказались живы, они вспомнили ее, написали ответ и подтвердили, что она действительно была привезена к ним из Украины в годы войны и что она жила и работала у них дома, и тогда бабушка  смогла получить свою компенсацию. 

Вот такая история произошла с нашей родственницей. 

 

мамины воспоминания


Несколько дней не видела маму; сегодня сходила к ней, проведала.  Мы попили чаю, побеседовали о неумолимо быстром беге жизни; о переменах, которые происходят повсеместно в нашей жизни и о том,  сколько нового эти перемены принесли и продолжают нести как в нашу жизнь, так и в жизнь всех людей и стран на планете.

 

С недавних пор на фоне таких перемен мама полюбила погружаться в воспоминания о былых временах, о временах молодости, учебы, о временах, когда она уже работала после войны. Ей сейчас 81 год, так что вспоминать есть что.

 

Моя бабушка (мамина мама), была родом из Волыни, Западная Украина; бабушка  закончила в детстве три класса русской школы и считалась, проживая уже здесь, в Центральной Украине, образованной женщиной, так как в здешней сельской местности мало кто вообще в революционные и постреволюционные годы умел читать и писать. Работала бабушка по дому, в своем хозяйстве, нянчила детей, а позже работала в колхозе. Бабушка сама себе шила наряды; была у нее машинка Zinger, полученная в приданое от родителей, и бабушка шила на ней пышные юбки, блузки, жилетки, строчила передники, занавески, и все, что нужно было пошить для дома и своих домочадцев.  

 

Дедушка (мамин папа), тоже был грамотным; после образования колхоза работал  счетоводом, потом кладовщиком, потом учетчиком и весовщиком на току и т.п. Помню, очень любил дедушка пить какой-то напиток, странный и малосъедобный, на мой взгляд, тогда.  Был у него для этого специальный  маленький казанок, примерно на пол-литра,  в котором дедушка варил свою мачмалу. Теперь я вспоминаю, что это был «Ячменный колос»; что хорошего, вкусного продавалось раньше в селе? Абсолютно ничего; спасибо, что хоть это привозили.  Каждый вечер, придя с работы, дедушка заваривал этот, так сказать, кофе, и сидел, потягивая из чашки, отдыхал. 

 

У дедушки с бабушкой было четверо детей, мама была пятым ребенком в семье. Жила семья до прихода советской власти не бедно: имели лошадь, несколько коров, поросят, домашнюю птицу, участок земли. Трудились от зари до зари, не покладая рук.

 

К моменту рождения мамы в их селе уже начал организовываться колхоз. Кто шел в эти колхозы? Понятно, те, кто примазывался к большевикам, бедняки и сопутствующие им лентяи, все те, у которых  ничего не было за душой, но хотел получить все даром. Мало кто сдавал в колхоз свое имущество без принуждения.  Дедушке тоже жалко было отдавать свое добро в лапы этим бездельникам, потому что они не хотели и не умели работать и совсем не берегли то, что люди сдавали в колхоз. Скотина там дохла,  потому что за нею никто не ухаживал, все пропадало. Но делать было нечего, дедушка быстро сообразил, что с властью лучше не ссориться, и под рев жены и детей отвел и сдал всю свою живность в колхоз. Что и спасло семью от Сибири.

 

Мама рассказывала случай, что произошел с дедушкиным братом, который жил по-соседству. Он и его семья тоже не бедствовали, все много работали и потому имели что кушать. Когда пришел указ Советской власти сдавать зерно властям, дедушкин брат нужное количество зерна сдал, а часть припрятал для семьи у себя в доме: вырыл прямо в хате яму, спрятал туда зерно, а яму замазали сверху глиной. К тому времени специальная комиссия, представители власти, начали  ходить с обысками по домам, где, предположительно, зерно еще оставалось. Зерно, что находили, забирали, а хозяина отправляли этапом в Сибирь. Жуткие были времена и порядки.

 

Так вот, о дедушкином брате. Была у него тогда дочь на выданье, симпатичная веселая девушка. Сватался к ней один пацан. А пацан тот был большевиком, за что дедушкин брат его очень не любил и потому отказывал в женитьбе; парень был главным  в селе по сбору зерна и обладал большой властью.

 

Дошла очередь с обыском и до дедушкиного брата. Однажды заходит комиссия к ним  во двор; домочадцы перепуганы до смерти; члены комиссии, представители бедноты, начали шнырять по двору, искать. Потом направились к дому. Первым пошел в дом этот парень; остальным велел подождать на улице.  Вошел, спросил, есть ли зерно; ответили, что нет, сдали все. Естественно, не поверил. Он прошелся по хате, позаглядывал везде, потом постучал палкой по земляному полу. В кухне, под полом, послышалась пустота.  Тогда парень взял табурет, поставил его прямо по центру кухни на том месте, где был тайник, уселся на него и только тогда позвал комиссию.

 

Там просидел он по-хозяйски весь обыск, командуя своими людьми с табурета, и ни разу не встал с него. Комиссия ушла восвояси, ничего не найдя. Парень поднялся, сказал, ну что ж, хорошо, что все обошлось, и ушел. Так было спасено зерно и хозяин со всей своей семьей.

 

После этого случая дедушкин брат выдал свою дочь замуж за того самого парня, и жили они мирно и душа в душу всю оставшуюся жизнь. 

притча



Как жить? Суфийская притча. 

Байазид Бистами, суфийский мастер, рассказывал:

“Когда я был молод, основой всех моих молитв было желание изменить мир. Мне все казалось неверным. Я был революционером, я хотел изменить лицо Земли.

Я просил: Господи, дай мне силы, чтобы я мог изменить мир!

Когда я повзрослел, я стал молиться так:

— Это, кажется, многовато; жизнь уходит из моих рук. Прошла половина, а я еще ничего не изменил в этом мире.  В погоне за стремлением изменить мир я совсем забросил семью. Поэтому, позволь, о Господи, изменить мою семью к лучшему!

А когда я состарился, я осознал, что даже семья - это слишком много. Ко мне пришла мудрость, и я понял, что если мне удастся изменить самого себя, этого будет достаточно, более чем достаточно. И я начал молиться так:

- Господи, я все понял, я хочу изменить самого себя! Позволь мне сделать это!

И тогда Бог ответил мне:

- Теперь уже у тебя не осталось времени. С этого следовало начинать. Ты должен был подумать об этом в самом начале.”